Постоянно действующее совещание национально патриотических сил России

НОВОГОДНИЙ КУЛЬБИТ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ТЕЛЕПАТИИ

Рисунок не окончен автором по уважительным причинам
Рисунок пятилетнего телепата-перехватчика

Новогодняя сказка из цикла "Двадцать и одно очко" (16+интерес к юмору и передачам КВН)

                                             НОВОГОДНИЙ КУЛЬБИТ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ТЕЛЕПАТИИ

                                                   СКАЗКА ИЗ ЦИКЛА «ДВАДЦАТЬ И ОДНО ОЧКО»

                                               

                                                                                              «Очеловечивать бесчеловечное – вот моя миссия!»

                                                                                                                                                   /Амплификация/

                               

                               ПОДАРОК ПРЕЗИДЕНТУ. ПРОЛОГ

 

Представьте себе кабинет размерами с зал для читателей приличной библиотеки, где смотрят друг на друга украшенные новогодними лентами и блесками картины прежних эпох и портреты канувших в лету государей и вождей. Вот, позади рабочего стола, напоминающего вместе с креслом отсек Авиационной системы предупреждения и контроля «АВАКС», вдоль плазменного экрана с диагональю в 100 дюймов с гаком, прохаживается довольно стройный для своих шестидесяти лет человек в иссиня черном костюме, делающим его похожим на ворона - прорицателя. Лицо Хозяина кабинета оживлено беседой, но сохраняет сосредоточенность, а голос, негромкий, нет, нет, да и звенит металлом. Разговор подходит к концу. «Прорицатель» подводит ему краткий итог.

- «Дарите, осчастливьте нашего президента всем, о чем договорились: в студию регистровые тонны, килограммы антиквара и драгметаллов, именное оружие, короче, всё, что имеет вес, большой вес! Я, со своей стороны, воспользуюсь телепатическим туннелем и преподнесу ему совершенно невесомый, но грандиозный подарок - идею! Поверь, уже есть весы, на которых она перетянет всё, что подпишете вы! Давай, держи курс! Через недельку состукаемся! – Хозяин кабинета отключил мобильную связь, подошел к круглому столу для переговоров, стер с лица улыбку и сказал кому-то: - «Зови!»

- «Академики Штос и Вокак – пожалуйста, проходите» - музыкальный голос секретаря, прервавшего оживленную беседу двух светил науки в сфере психиатрии и телепатии, засекреченных до состояния абсолютно черных дыр, принадлежал свежей модели ИИ. Его «умные» щупальца успели густо опутать не только ведомство Директора ФСБ. Приглашенные юркнули в кабинет, автоматически открывший и закрывший за ними двери. 

- «Друзья мои, прошу садиться и настроиться на восприятие крайне неудобной для нас проблемы» - негромкий голос, обращенный к вошедшим, пощекотал им нервы легким оттенком самоиронии, поскольку олицетворял могущественную силу, охранявшую страну и президентскую власть. 

- «Располагайте нами, как Вам будет угодно, ваше Всемогущество!» - поддерживая иронический дух, отозвался Штос и оба моложавых академика по-студенчески резво расселись в креслах и обратили свои взоры на плазменный экран, где, сменяя друг друга, высвечивались диаграммы и графики. ИИ не только распознавал голосовые команды, но «вдумывался» в речь и обеспечивал ей  информационную поддержку.

- Всякая потребность, но особенно инициированная государством, привлекает бизнес  – похаживая у экрана, продолжал Хозяин кабинета. - Тотальная и непрерывная вакцинация это не только попытка взять под биологический контроль дальнейшую эволюцию человека. Это и прибыль Бигфармы, а также ряда других, в том числе и наших компаний. Чтобы стимулировать потребление вакцин, не будем здесь обсуждать их полезность, мы вынуждены были, как и повсюду в мире, прибегнуть к неконституционным мерам, вводя куаркоды. И все это на фоне накаляющейся международной обстановки, не исключающей горячих действий на проблемных направлениях нашей внешней политики. Западный бизнес, как мы знаем, видит куаркоды важнейшей составляющей глобальной базы данных о человечестве, открывающей принципиально новые возможности для управления экономиками и оптимизации экологической нагрузки, достигшей запредельных значений! Запад  тратит миллиарды на то, чтобы как можно быстрее достичь такой полноты этих данных, которая достаточна для корректных расчетов. Суперкомпьютеры и сотрудники центров стратегического планирования страшно проголодались! – Хозяин кабинета изобразил на лице их голодную судорогу, и продолжал. - Вынужденное бездействие планировщика дорого обходится Мировому правительству. Оно нервничает и давит на нашего президента.  Мы вынуждены были подписать некоторые обязательства. Для нашей стороны ускоренное внедрение куаркодов имеет свой тайный смысл, не подлежащий публичному обсуждению… – тут Хозяин кабинета посмотрел на собеседников,  выжидая момента, когда кто-либо из них этот смысл прояснит. 

- «Мобилизационное планирование, управление эвакуационными потоками, фильтрация и сепарация?» - блеснул догадкой академик Вокак. 

- «Вы правы, и это тоже. Нам нужно обеспечить максимальную мобильность людей в условиях военного времени, позаботится о том, чтобы выживших было как можно больше, особенно детей и лиц призывного возраста. Мы избегаем этих тем, так как Мировое правительство заказывает и оплачивает нам эти непопулярные процессы. На официальном уровне мы не осуждаем глупые и противоречивые пиар акции Минздрава, двусмысленные в правовом отношении директивы Роспотребнадзора, регулируем их критику. Посмотрите, как разительны шатания в США: в Калифорнии продлено ЧП до марта 2022 года, действует комендантский час, носят маски, перчатки, церковные службы запрещены и т.д., а в штате Флорида полная свобода и назначен штраф в размере 10 тыс. долларов тем компаниям, которые требуют с работников подтверждения вакцинации. Как вам такой размах хаоса? - Хозяин кабинета ненадолго задержал руку в том месте экрана, где отливало светло-зеленым цветом пятно штата Флорида, и с невеселой полуулыбкой опустился в кресло. Экран погас. Неожиданно зажглась небольшая, но искусно наряженная елка в соседстве с парой очаровательно завитых и заставленных цветами этажерок. Беседа приближалась к своей кульминации. - Наши собственные замеры недовольства последних предновогодних дней выглядят шокирующими. Мы неохотно уменьшили административный и экономический нажимы на население, но у нас международные обязательства, от которых отступить невозможно». На елке весело, меняя ритмы, танцевали и переливались цветные огоньки, отражаясь в шариках, шишках, фигурках зверушек, повисших и присевших на её пушистых и душистых ветках.

- «Итак, попытаюсь кратко сформулировать те задачи, решения которых от вас ожидает наша служба. Во-первых, сделайте так, чтобы народ согласился получать куаркод, причем, с нарастающим энтузиазмом; во-вторых, и это главное, вложите идею и способы её воплощения непосредственно в голову президента. Мне доложили, что ваш телепатический излучатель блестяще выдержал экспериментальную проверку. Инициатива, исходящая от президента, наиболее продуктивна в том отношении, что всякие ошибки, психологические просчеты и иные препятствия будут устраняться без проблем. Конечно, если их первопричина - первое лицо, а не несколько, стоящих ступенью ниже. На нижестоящих ступенях убавится интриг в борьбе за право быть ближе к вершине горы. О финансах не беспокойтесь – их достаточно. Подумайте и теперь же скажите, что вам потребуется эксклюзивного, чем вы не обеспечены штатно?» - проницательный и властный взгляд говорящего побудил матерых телепатов и психотерапевтов ощутимо вспотеть и трезво оценить свои силы.

- «Нам потребуется тренированный мозг-генератор, способный в деталях проработать решение и концепт в целом, удерживать его в концентрированной форме в процессе телепатического сеанса. Прием потока мыслеобразов президентом тоже должен быть подготовлен к моменту телепатического воздействия», - чуть притормаживая речь, чтобы не упустить детали, проговорил Штос, и выжидающе посмотрел на своего коллегу – не добавит ли чего? Вокак не подкачал.

- «Мы бы просили Вас переговорить с ФСИН и выдать нам на трое суток одного «артиста оригинального жанра»  из политзаключенных. Мы общались с ним под предлогом следственных действий ввиду вновь открывшихся обстоятельств. Прошлись по проблематике, штурмом взяли отдельные психологические барьеры. Бывший КВНщик с ником Мерлин нам подходит. Он играл за команду, которая разгромила, если помните, ту сборную, за которую выступал нынешний президент незалежней …, - Вокак выжидающе примолк, но его поторопил кивок Хозяина кабинета, давший понять, что он знает, о ком идет речь. – Крайне важно, чтобы в момент телепатической атаки президент был расслаблен, не увлекался самоконтролем. В кругу близких людей эффекта добиться проще всего», - тут Вокак кивнул Штосу, ответственному за проработку ситуационного плана.

- «Наилучшим представляется момент, когда президент в облачении дельфийского оракула, подаренного ему греческим меценатом Είμί, окруженный родней, усядется послушать своё собственное новогоднее поздравление. Этим, по мнению грека, будет многократно усилен его предсказательный позитив. Сутана с расшитой золотом буквой «Е» на груди, знаками Зодиака по подолу и коническая митра подгонки не потребовали. Митру мы снабдили спиралью Моуди и испытали – подключение мозга к потокам мирового сознания устойчиво, причем на всех расстояниях от излучателя. Спираль надежно закреплена в подшивке митры украшениями из самоцветов. Ориентировочная продолжительность сеанса составит от 10 до 15 секунд. Собственно, вот пока и всё», - тут оба академика, заручившись согласием удовлетворить их просьбы, засвидетельствовав верность и обещание хранить все в тайне, расшаркались с высоким собеседником, пожелав ему здоровья и благополучия. Вскоре они покинули присутственное место так ловко, будто и не были здесь вовсе. 

 

                               ПРАКТИКА ТЕЛЕПАТИЧЕСКОГО ТРАНЗИТА

 

 За несколько часов до Нового 2022 года в лабораторный бункер, расположенный на минус 13 ярусе комплекса телепатических коммуникаций, на лифте, замаскированном под полицейскую будку, спустились два знакомых нам человека. Заглядывая тут и там в объективы сторожевых камер и касаясь пальцами дактилочувствительных экранов, они вошли в лабораторию, где были встречены злобной феней скучавшего КВНщика Мерлина: 

– «Отоварить бы вас щас по академическим кумполам! Как вы, недоноски, кинули меня здесь без бухла и бабы?».

- «Закрой свой кратер, Мерлин, и слушай сюда: бухло, бабу и кусочек свободы ты получишь после работы. А сейчас у нас генеральная репетиция! Вокак, готовь, дружище, аппаратуру и зажги над плазмой оператора голограмму митры, пусть наш телепат наращивает эмпатию к её удаленному носителю», - Штос усадил Мерлина в операторское кресло, которое смотрелось, скорее, как целый отсек капсулы космического корабля. На его череп 63 размера был натянут шлем, отчасти напоминающий танковый времен ВОВ, но только отчасти. Этот не защищал, а атаковал мозг и, одновременно, «видел» все всполохи его активности во всех зонах и на частотах от ультразвука вплоть до G7. Из налобной части шлема выступала вершиной наружу небольшая зачехленная спираль Моуди, облегчавшая агенту-телепату вход в мировые чувственные потоки, а также поиск своего перципиента. Голографическое изображение митры уже замаячило в полутора метрах от носа Мерлина. Вокак подтвердил Штосу  готовность аппаратуры и установил уровень энергочастотного питания мозга оператора на уровне 1/10 его номинала. Перед Мерлином, не закрывая голограммы, зажегся плазменный экран, на котором отображался концепт-план государственного телепатического сеанса. 

- «Пройдемся по главной цепочке мыслеобразов, - наставлял Штос. – Напоминаю, что яркость и углубленное осознание тобой транслируемых идей является самым главным источником успеха. Достигнешь пределов руководящего черепа, сможешь хорошо с этого поиметь!»

- «Щас!, -съехидничал Мерлин. – «Поимеют» скорее меня, так проще!  Я вот толкаю свою идею президенту и прилагаю к ней лозунг: развлечение есть просвещение, а просвещение – это идеология. Мой сценарий глубок и широк, как Тихий океан! И да, свобода мысли лежит в основе всех других свобод!». 

- «Ладно, ладно, не ярись! – прервал сентенции Мерлина Штос. – Давай по существу, даем каждому разделу программы краткую аннотацию. Что делаем, чего достигаем. Поехали!».

- «Значит, так, - начал Мерлин, - разделяем весь народ, исключив тех, кому нет 18, на два игровых клуба – напоминаю, вся жизнь игра, и каждый в ней игрок. Два клуба – оптимум. Один – нет игры, а три и больше – создают дыры для болельщиков. Все трансгуманисты и ваксеры, те, кто ещё уколется, станут членами клуба «Горячая плазма» (КГП), а все традиционалы и антиваксеры - членами клуба «Красный конь» (ККК). Каждый член носит символ своего клуба на всем, вплоть до трусов. Символы и знаки важнее слов. Символ КГП – черное ядро с белым крестиком внутри в облаке бело-голубого вихря; символ ККК – красный конь с хвостом и гривой золотистого цвета в профиль, бегущий иноходью». Мерлин легонько пошевелил правой бровью, и текст на плазме поднялся вверх, освобождая место новым записям. 

- «Ну, с этим, вроде мы утрясли, - сказал Штос. – Коллега Вокак, ты бы в какой клуб Мерлина вступил?, - хитрая улыбка Штоса выдавала его собственное предпочтение. 

- «В клуб Красный конь», - ответил Вокак, и откатил кресло, на котором сидел, так, чтобы видеть Мерлина и Штоса, обсасывающих текущий мыслеобраз.

- «О цели и правилах клубной борьбы, - перешел ко второму разделу Мерлин. – Я исхожу из известных нам требований, которые уже предъявлены человеку будущего. Опустим численные характеристики и поговорим о тенденциях. Вы утверждаете, что вирус Covid-19 – это божья кара. Ладно. Примем её и будем исправляться, стремится к совершенству. Его критерий будет общим для обеих соревнующихся команд, - тут Мерлин сморщился, как будто  глотнул кислоты, и, глядя в сторону Штоса, заныл. – А можно я не буду про весь критерий? Чего там только нет: и энергоресурсы на душу, и нефтепродукты, и авто, и ДТП, и ожирение, и лекарства, и жратва, да ещё по номинациям, и спорт, и госпитализация, и жилплощадь на одну задницу. Вот я про перлы только, а?».

- «Ну, какие там ещё перлы появились? Ты, гений смеха, смотри, не зарывайся!» - разрешил Штос.

- «Я предложу президенту учитывать показатели ЕГЭ, частное потребление информации, готовность к военной службе, нормативы ГТО, считать количество гигабайт личной болтовни и смайликов на душу! И, вот ещё, перл – средний трудовой стаж на каждый год жизни! Круто, а?», - Мерлин замолчал и уставился на голограмму митры дельфийского оракула, которая переливалась мелкой цветистой рябью. Штос перехватил его взгляд  и требовательно произнес: 

- «Вот, вот! Удерживай митру взглядом, как при телекинезе! Теперь вектор Моуди на твоём лбу в мировом потоке ищет пеленг на цель, а когда найдет, телепатический квант твоего мыслеобраза туннелирует ровнехонько в мыслеложе, на которое позвала его митра на голове президента!».

Мерлин снова повел правой бровью, и текст на экране послушно поехал вверх, выводя в зону обзора следующий мыслеобраз. В голосе комментатора появился оттенок сарказма. Ещё бы, следующим был извечный вопрос, а судьи кто?

- «Справедливость должна быть гарантирована в судействе любой игры. Если этого нет, все идет прахом. Игра не зажигает! Но если народ уверен, что судят по-честному, энтузиазм нарастает лавиной. Впрочем, нечего греха таить, игроки, а у нас все игроки, в угаре этого энтузиазма могут и до гражданки докатиться. Тут потребен такой верховный арбитр, который есмь и верховный главнокомандующий. Короче, каждый клуб, что ККК, что КГП, на местах зарегистрирует свои команды и сформирует судейские бригады. В них электорат призовет на службу грамотных «креаклов». И намека не должно быть, что власти им кого то подставили из прикормленных. Игра, само собой, будет обычной жизнью, но уже с оглядкой на заляпанного критерием соперника. Если кто из граждан скажет слова «бой» или «противник», требую бить его в пятак! Важнейший двигатель игры - её информационное обеспечение. Вот в этой сфере и работает судейская бригада, своя для каждого клуба, проверяя, где и из каких источников собирается информация, надежность. Цифрорептилоиды, ау! У вас появится море работы, выкармливать вашего вылупившегося из апокалипсического яйца прожорливого ИИ. Тут, примерно, ясно! Предлагаю шагнуть дальше!», - Мерлин поерзал в кресле, расслабляя спину, и посмотрел на экран мобильника, с которого сквозь окно из голых ног, сложенных Бермудским треугольником, на него призывно смотрела его возлюбленная. 

- «Я почти не сомневаюсь, что мало помалу стоки и истоки информационных потоков закрепят свои русла, устаканятся способы обработки данных, а ещё твердые и доходчивые нормативы, обоснованные так, как и Швабу не снились!, - подал голос Вокак и завертелся в кресле, ускользая от недовольного взгляда Штоса.

- «Ладно, давай следующий абзац!, - занервничал Штос и занес было руку, чтобы отпустить озорнику, снова заглянувшему в телефон, хороший щелбан, но с ужасом её отдернул. Шлем на его черепе стоил без малого пятьдесят миллионов баксов! Господи, спаси и помилуй! В этой лаборатории всё было безумно дорого и уникально.

- «Мировая система – глобальная спортплощадка!, - с подъемом, навеянным фото, констатировал Мерлин. - Наблюдаемое соревнование команд  перемещается из её центра к краю беговой дорожки. Мы должны построить два, но только два, параллельных мира, которые и будут соперничать между собой. Мы пометим все материальные объекты, где присутствуют люди, от детских игрушек до домов отдыха и санаториев, знаками «Горячая плазма» или «Красный конь», в пропорции, учитывающей численность клубов. В пассажирских поездах, электричках, поездах метрополитена, вагоны будут распределены между пассажирами одного и другого клубов и отмечены их знаками. На каждом маршруте, будь то авиарейс, автобус, трамвай, троллейбус будут ходить машины с тем и с другим знаком, подбирая только своих пассажиров. Посадочные станции метрополитена будут доступны обоим клубам, если за ними будут закреплены разные входы, либо чередуя станции, либо по расписанию. Аналогично, гипермаркеты, театры, спорткомплексы, бассейны, бани и пр. объекты, предназначенных для их посещения людьми, будут принимать членов того или иного клуба, в том числе на постоянной основе, если для другого клуба имеется равноценная альтернатива. Без проблем развести посадочные потоки на вокзалах и в аэропортах, даже если они малы. Короче, тут всё решаемо. Тот, кто вякнет в этой связи про медико-санитарные запреты, - террорист и подлежит аннигиляции! Сложнее с предприятиями. Они не вправе отдать предпочтение какому-либо клубу. Если помещения позволяют, допустимо отделить одних работников от других, запускать их с разных входов или в разное время, работать посменно. Можно устроить добровольный обмен рабочими местами для однородных предприятий (парикмахерские, кафе, рестораны и т.п.). Решение найдут сами люди, если им дать необходимую информацию. Может, достаточно?», - чувствовалось, что Мерлин притомился, и его мозг желает вернуться к созерцанию любимого фото. 

Лицо Штоса внезапно поменялось. Суровость превратилось в испуг. 

- «Заболтались! Чуть не упустили самое главное! Давай мыслеобраз куаркодов, живо!».

- «Дак, ваше академическое невежество, ноу проблем! - лицо Мерлина буквально распласталось в улыбке, толкая душеведов в полемическую топь компетенций, - Если мы выдаем каждому, достигшему совершеннолетия, членский билет клуба и ставим в нем куаркод, заметьте, исключительно для судейских потребностей, какие тут могут быть возражения? Символизм фашистского концлагеря и аусвайсов будет стерт начисто справедливостью состязаний - напоминаю, мы не говорим слова «битва» и «противник»! - по общим правилам для всех! В этом билете будет не один, а много куаркодов и чипов, так много, что они станут по цене не дороже отдельной буквы или цифры. Я бы предложил сделать специальную страницу, в которую бы закатал чипы, отвечающие за регистрацию действий и результатов в области образования, труда, здоровья, спортивной и специальной подготовки, включая показатели на зарегистрированных соревнованиях, гражданские инициативы, сведения о доме и семье. Часть этих сведений мог бы заносить на чипы сам владелец билета, часть автоматически, а часть те, кто на это уполномочен судейской коллегией, но доступ ко всей собранной информации для её владельца должен быть свободным!». Мерлин поочередно посмотрел на Штоса и Вокака, надеясь найти в их глазах проблески понимания и согласия. Те переглянулись между собой и призадумались. Идея стала казаться им несколько авантюристичной. Штос пояснил Мерлину причину возникших сомнений.

- «Как ты думаешь, практик клоунады и выпендрежа, существуют ли такие заводы и торговые центры, которые бы для нужд двух разных клубов, сцепившихся в житейской драке за право выбрать путь дальнейшего развития в точке бифуркации цивилизации, изготавливали бы и продавали им «нейтральные» технологии, оборудование и товары? Не будет ли запад подыгрывать, скажем, КГП? – Я интересуюсь этим с намеком на пресловутую справедливость», - улыбнулся Штос. Мерлин сделал свою улыбку ещё более широкой.

- «Вот вы, теоретики, всегда так: стремитесь предопределить будущее на века, а практика командного игрока убеждает - решение найдется в свое время и выручит команду, когда она сама к нему придет, а не спишет у предсказателей из прошлого, не понимающих даже настоящего!».

- «Не вижу ничего невозможного в том, что эволюционно сложатся два параллельных мира, пронизывающих друг друга, имеющих общую территорию, язык, но разные технологические базы, культурные и психологические особенности, даже ценности и этику, - присоединился к обсуждению Вокак. – Главное, чтобы вожди мирового правительства дали президенту добро на игру и не спешили с применением «твердой» силы, которая красному коню переломает ноги!», - тут оба академика посмотрели друг на друга, как бы осененные общей мыслью. 

- «Вот что, - сказал Штос, проницательно поглядев в глаза Вокаку, - возьми философский диск «три в одном» - «тора, талмуд, кабала» - и подсунь его под голограмму митры. Квант телепатического передатчика делокализован и представлен в каждой точке мирового потока! Чем Господь не шутит! Вдруг случится его резонансное поглощение каким-нибудь важняком из Мирового правительства!».

Время приближалось уже к 12 ночи, когда Штос незаметно для Мерлина шепнул Вокаку:

- «На последних секундах прибавь к номиналу ещё пару десятых и включи направленный ультразвук. Как водится, вытрем у парня из памяти все, что здесь было. Нехорошо, если он надумает похвастать, что самого президента перципиентом сделал».

- «Почищу не хуже скальпеля, - только себя помнить и будет, ну и девочку свою тоже!», усмехнулся Вокак.

 

                               СТРЕКОЗА, РАСЩЕПИВШАЯ КВАНТ ТЕЛЕПАТА

 

А в это время во дворце президента, облаченного дельфийским оракулом, с митрой на голове, своим ходом шел новогодний праздник. Разодетые в шуточные наряды, с разрисованными под героев любимых мультиков лицами, дети жгли бенгальские огни, снимали с веток елки, разглядывали хитроумные и занимательные китайские игрушки, то и дело перекладывали с места на место  полученные от Деда Мороза подарки. Их родители, тети, дяди и верховный жрец дедушка расселись уже за столом и поглядывали на часы в ожидании трансляции новогоднего поздравления президента. Его младшая дочь сидела с правой руки государственного предсказателя, напротив елки и следила, чтобы дети не добрались до её почти 3-х метровой вершины. Там она, по просьбе Хозяина кабинета и втайне ото всех, закрепила свой подарок племяннику, включив его на видеосъемку в режиме он-лайн. Её красиво уложенные пышные волосы скрепляла на макушке преподнесенная сегодня мужем потрясающей красоты заколка: на её рубиновом цветке присела чудо-стрекоза с изумрудными глазами и прозрачными лепестками крыльев, оправленных платиновой паутиной. На коленях у дочери пристроился её пятилетний сын, которого развлекал поющий и танцующий на столе робот Винни-Пух, через такт протягивающий своему резвому и умному «другу» то одну лапу, то другую. За полторы тысячи км от описанного выше места Хозяин кабинета наблюдал за ходом праздника на экране своего планшета, поглядывая на его левый верхний угол, где должен был вспыхнуть знак старта телепатического сеанса. Секундная стрелка приблизилась к 23-55, когда президентская плазма зачистила экран для показа главного действия. И только оно началось, сама торжественность момента и внимание окружающих заставили мальчишку сбросить мишку-робота на пол, встать на маминых коленях во весь рост и посмотреть туда, куда смотрели все… И вдруг! Рядом с собой, на маминой голове он увидел необыкновенной красоты стрекозу, которая шевелила прозрачными крыльями и, похоже, собиралась взлететь! Не раздумывая, с ловкостью опытного энтомолога, малыш снял с головы деда митру и как сачком накрыл ею голову матери. 

- «Мамочка, мамочка, не шевелись! Я поймал её, поймал! Сосчитай до десяти, она уснет в темноте как наши попугаи, и я возьму её сонную в руки!», - малыш сам сосчитал до десяти и приподнял тяжелую митру. Стрекоза замерла в ожидании. Мама решила подыграть и не шевелилась, а дедушка облегченно потер лоб и был не прочь передохнуть. Но руки охотника были заняты. Он попробовал было надеть митру себе на головку, но провалился в неё по самый носик. Тогда он вернул её на голову деда, только задом наперед. Мама тем временем отстегнула  стрекозу от заколки и протянула её сыну…

- «Она спит, - сказала она, - Не смей её будить, а то она улетит». 

Как только юный охотник превратил митру в сачок, чем сильно озадачил наблюдателя из удаленного кабинета, в левом углу планшета вспыхнула яркая красная точка – телепатический транзит начался. Правее от индикатора бежали секунды и мелькали их сотые доли. Хозяин кабинета отчетливо видел, что передача началась, когда митра была на голове дочери, затем, на краткое время, покрывала головку её сына и наконец, за пол секунды до своего завершения, вновь вернулась на голову дельфийского пророка, но в обратной позиции. 

- «Бог мой, вот так случай! А ведь придется что-то делать, чтобы это маленькое несчастье обернулось счастьем и, желательно, для всех!», - почему то без особой горечи заключил Хозяин кабинета и выключил сначала телефон на елке в президентском дворце, а затем и свой…

 

                              ЭПИЛОГ

- «Дедушка, это я! Можно к тебе?», - в первый день нового 2022 года у дверей рабочего кабинета звонкий, легко обегающий этажи, голос внука разбудил весь дворец. – «Положи пальчик на кнопочку, услышишь звон колокольчика, тогда входи», - голос дедушки был бодрым и даже чуточку игривым. 

- «Я нарисовал тебе картинку!», - сказал юный энтомолог, и положил на стол дедушки альбомный лист. Ожидавший увидеть образ вчерашней стрекозы дедушка был озадачен. На рисунке был нарисован всадник в голубом одеянии, по-видимому, в доспехах, сидящий на красном коне, который, однако, никуда не скакал, развевая золотым хвостом и густой гривой. Руки всадника были разведены в стороны: в левой он держал, на манер щита, плоский предмет, а правая была пуста. 

- «Красиво, - сказал дедушка, - но тут ещё надо дорисовать коню уздечку и седло, а всаднику дать в правую руку меч или копье! Как ты считаешь?», - дедушка приподнял внука и усадил себе на правое колено. 

- «Не надо уздечку, - тихо возразил внук, - конь просто гуляет и взял покатать робота. Видишь, у него солнечная батарея, которая оживляет».

- «Ну, а если робот захочет, например, поскакать на речку, чтобы искупаться и коня искупать?».

- «Он не захочет. Ему нельзя хотеть и купаться!».

- «Ну, а если конь попросит его, как друга? Что тогда?».

- «Конь роботу не друг. У робота не может быть друзей. У него есть хозяин и робот всё время на него работает, даже когда Новый год! - пятилетний собеседник примолк, раздумывая, - Роботу нельзя искупаться, он испортится, и тогда хозяин скажет, что был сбой программы и утилизирует его». Дедушка чуть потискал внука, осторожно опустил на пол и попросил: - «Нарисуй-ка мне на таком коне джигита, который сам решает, зачем, куда и к кому скакать! И, пожалуйста, попроси подняться ко мне маму». Когда пришла дочь, президент придвинул ей свободный стул, усадил и, глядя в глаза, которые видел, увы, совсем не часто, заметил: - «Чудные дети у нас растут! Приходит их время. Это я как прорицатель тебе говорю. Вот что, мне сегодня приснилось нечто, что представилось Бермудским треугольником!? Через его окно, если такое было, я видел лицо женщины. Кажется, я догадываюсь, что подсказывает мне этот сон, - президент вновь заглянул в глаза дочери, светившиеся умом и вниманием, и, ободренный, продолжал, - Назову тебе три угла этого треугольника: парламент, партия и правительство. Загляни и ты в это окно – пора - выбери себе дело по душе».

Нервный вибровызов телефона, лежавшего на столе, заставил президента извиниться и посмотреть на засветившийся экран. – «Джон Керри! Надо же, впервые опередил всех!». Палец президента скользнул по краю экрана, а улыбка, адресованная дочери, сказала ей, что она может вернуться к детям. Президент снял трубку.

 

Тут и сказке конец, а прочевший молодец!

 

 

 

5486 5

5 комментариев